damir_hazrat (damir_hazrat) wrote,
damir_hazrat
damir_hazrat

Наблюдения над текущими процессами в российской мусульманской общине (ЧАСТЬ 4)

РОССИЯ + УММА = нужны ли мы друг другу?

Ранее я объявил, что приступаю к поэтапной публикации цикла политологических наблюдений – и дал вам на обсуждение  часть 1 , часть 2 и часть 3 . Предлагаю продолжение:

Наблюдение 4. Умма и проблемы её развития.

Сама постановка вопроса о единой российской мусульманской умме на данном этапе является всё-таки темой для дискуссий. Во многом это обусловлено условиями её исторического развития. Регионы с преобладающим мусульманским населением включались в российское политическое пространство не только в разные периоды её истории, сколько даже в разные социально-экономические эпохи. Это отражалось и на характере взаимоотношений с российским государством, и на позиционировании отдельных групп мусульман в российском обществе. Более того, включённые в состав России в разные периоды истории народы, исповедующие Ислам, никогда не позиционировались как единое целое. Это во многом объяснялось тем, что этнические различия ставились всё же выше единой веры, а уж если к ним добавлялась политическая позиция элиты, то здесь вопрос решался в пользу разграничения, а не единения.


Ныне большинство людей, занимающихся изучением российского Ислама, заявляют о двух центрах развития российской уммы: это Поволжье и Северный Кавказ. Однако, стоит обратить внимание и на идущее ныне формирование третьего центра, который можно условно обозначить, как Зауралье.

Особенности формирования трёх центров во многом исходят как из истории их присоединения к России, так и из современных тенденций её развития. Поволжье среди специалистов имеет репутацию региона, где Ислам наиболее органично вписался в российскую политическую и социально-культурную модель. Северный Кавказ, с момента включения его в общее политическое пространство, был регионом, где Ислам выступал в качестве идеологии, объединяющей оппозиционно настроенные круги (как в элите, так и в народе). Зауральский регион, в основном, не рассматривался до настоящего времени как самостоятельный центр развития российского Ислама, но современные миграционные потоки делают его образцом «иммигрантского Ислама», когда основу общины составляют мигранты 1-2 поколения.

Во многом также и географические особенности сыграли решающую роль в современных особенностях развития российской уммы. И в наши дни практически во всех центрах развития Ислама в России наблюдаются схожие тенденции развития и проблемы, стоящие перед уммой.

Во-первых, стоит отметить, что численно умма возрастает, что с одной стороны не может не радовать мусульман. Уже сейчас можно говорить, что в умах большинства отечественной политической элиты вызрело понимание растущей роли мусульман в реальных процессах в российском обществе. Во многом здесь причина – демография. Как бы цинично это ни прозвучало, но с учётом возврата к выборности глав регионов, роль мусульман, как наиболее ответственного и лояльно настроенного по отношению к действующим властям электората - возвращается и даже усиливается (!) по сравнению с 1990-ми годами.

Также руководители любого уровня понимают, что мусульмане (фактически речь идёт о трудовых мигрантах из Центральной Азии) представляют сегодня огромный слой работников, который исполняет любую работу - вне зависимости от заработной платы. Ясно, что их приоритеты связаны с секторами, где присутствуют наименее популярные профессии. Представители титульной этнической общности (русские) в этом отношении проигрывают - и как электорат и как двигатель экономики - так как они предпочитают находиться в оппозиции (в том числе в связи с тем, что это «стало модно»), а российская молодёжь все больше ориентирована на реализацию себя в сфере услуг (от юриспруденции до шоу-бизнеса). Всё это, так или иначе, увеличивает авторитет мусульман в органах власти.

При этом российская умма сегодня переживает все те же проблемы, которые свойственны и всему российскому обществу. Поляризация и сегрегация различных элементов уммы сегодня является её самой главной проблемой, которая отражается во всех аспектах её существования. Речь в данном случае не идёт о противостоянии всероссийских муфтиятов или борьбе кадимистов с джихадистами и такфиристами. Все эти противоборства в политическом и институциональном пространстве российского Ислама являются лишь следствием более глубинных процессов.

Разлом в российской умме проходит, прежде всего, не по линии идеологий или принадлежности к одной из групп деятелей. На мой взгляд, основной проблемой является отсутствие исторически обусловленной и общепринятой традиции, вокруг которой имелся бы консенсус подавляющего большинства верующих. Отсутствие такой традиции и является «спусковым крючком»… к конфликту поколений, который превратился в борьбу «государственных» муфтиев с молодыми, максималистски-амбициозно настроенными мусульманами.

Этот опыт нельзя назвать ни плохим, ни хорошим - он вырабатывался в тех условиях, и именно в них он актуален и принят. Я не пытаюсь сейчас лезть в вопросы чисто богословские, потому что прекрасно представляю, что любое Священное Писание, будь то Библия или Коран, т.е. основные базовые ценности должны иметь одинаковые трактовки… и в Антарктиде, и в Америке. Вопрос в другом – жизнь и религиозную практику людей определяет традиция, а её у нас 70 лет считали «пережитком прошлого» и всячески искореняли с помощью репрессий. Посмотрим на ситуацию не как богословы, а как практики социальной работы.

В итоге мы имеем множество пассионарных, социально неустроенных, молодых людей, которые использует свою энергию не для того, чтобы реализовать себя на благо общества и уммы, а для того, чтобы изменить мир, причиняя вред ближним. Ни одна религиозная традиция не учит тому, чтобы для того, чтобы попасть в Рай, необходимо уничтожить некоторое количество иноверцев. С точки зрения любого религиозного учения – это абсурд. Это преступление. Но, поскольку умами некоторой части людей, преимущественно молодёжи, овладевают мысли, которые не являются вообще религиозно обусловленными ни шариатом, ни просто большинством исламских ученых (!), мы в итоге получаем поведение, которое наносит вред прежде всего самой умме.

В некоторых регионах России, где руководство берёт на себя функции арбитра в региональной общине мусульман, фактически идёт выстраивание традиции с помощью административных методов. В принципе этот вариант немногим лучше, чем если бы государство вообще не занималось мусульманскими вопросами. Приходится из раза в раз повторять, что подавляющее большинство верующих, и само чиновничество понимают Российское государство как светское – то есть, стоящее в стороне от Веры. Хорошо это или плохо, вопрос из другой темы. Тут важно само понимание, что государство может в данной связи лишь выполнять некие обеспечивающие функции для общины – то есть, не допускать, чтобы она стала непримиримой оппозицией политической системе. Во всём остальном умма должна разбираться сама, и в первую очередь формировать свою собственную, идентичную традицию и идеологический базис своего самобытного существования.

В данном контексте «идеологический базис существования» является не просто «фигурой речи», но под ним понимается целый спектр условий и обстоятельств формирования и позиционирования как всех российских мусульман, так и каждого российского мусульманина в отдельности.

Речь идёт в первую очередь о том, в каких отношениях - с точки зрения Корана - находятся мусульмане с Российским государством (вне зависимости от региона проживания)? Затем, каждый мусульманин должен понимать, что он - кроме того, что он является частью общемировой уммы - представляет в ней традицию Ислама, сформировавшуюся в регионах Российского государства. Иначе говоря, он не хуже и не лучше, не чище и не грязнее иных членов мировой уммы. Но он является результатом того опыта и обычаев, которые исповедовали наши деды и прадеды. Это, в свою очередь, является значимым при позиционировании российской уммы за рубежом, её роли в огромном Исламском мире.

Кроме этого, важно понимать, что в той или иной мере российская умма самым плотным образом связана со своими братьями в Центральной Азии, в Закавказье, на всей территории проекта Евразийского союза. В этом наша специфика. Об этом говорят и исторические связи, которые существовали и существуют между мусульманскими центрами Поволжья и Бухары, Поволжья и Азербайджана, Крыма и т.п. Не нужно забывать и о том, что российская умма сама в некоторой части состоит ( и прирастает со дня на день!) из представителей Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана, других центрально-азиатских республик, Азербайджана, Украины и т.п.

Поэтому, на мой взгляд, перед российскими мусульманами стоят задачи больше мировоззренческого порядка. Они должны прежде всего - сами определить своё место в мире и в реалиях Российского государства, СНГ, Евразийского союза.

А формирование системы образования, строительство новых мечетей, борьбу с террористами… - необходимо рассматривать лишь как отдельные средства для достижения большой цели – формирования российской исламской традиции. Возможно, тогда станет меньше заблудившихся голов, которые будут стремиться лишь к агрессии и уничтожению, перестанут появляться сразу по 3-4 региональных духовных управления в одной области (где мусульман едва хватает… на одно).

Безусловно, позиция, высказанная в данной заметке, является лишь рабочей гипотезой, основной целью которой является поиск путей выхода из того кризиса, в котором сейчас находится российский Ислам.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments