?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

(Выступление на Десятом заседании
Международного дискуссионного
клуба Валдай, 16-19 сентября 2013 г.)
Уважаемые участники заседания!
Разрешите от имени и по поручению председателя Совета муфтиев России муфтия шейха Равиля Гайнутдина приветствовать вас на юбилейном десятом заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» традиционным мусульманским приветствием – Ас-саляму алейкум ва рахматуллахи ва баракатух – Мир вам, милость Всевышнего и Его благословение!
  Что есть Россия, каковы ее место и роль в современном мире, каковы основополагающие характеристики нашей страны как государства, каковы базовые ценности нашего общества, что из сегодняшнего нашего опыта мы должны преодолеть, а что – передать потомкам?
  Какие эпитеты и понятия наиболее точно определяют сущность России и ее народа в исторической перспективе и отражают наши взгляды на свое будущее? Европейской или евразийской державой является Россия? Является ли она страной православных русских, терпимо относящихся к многочисленным этническим и религиозным меньшинствам или светским многонациональным и поликонфессиональным государством? Эти темы сегодня активно дискутируются в нашем обществе. Мы активно обсуждаем и даже спорим о том, кто мы есть и без ответа на этот вопрос нам чрезвычайно сложно позиционировать себя перед мировым сообществом.
  Почти 20 лет назад российский народ принял Конституцию, в преамбуле которой записано: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство» и т.д. Государство определило себя как секулярное, наднациональное, одинаково удаленное от интересов любых религиозных групп и этнических общностей, основанное на федеративных отношениях между центром и регионами. Однако в течение этих двадцати лет произошло многое: парад суверенитетов, две кровопролитные войны в Чечне, два тяжелейших экономических кризиса и т.д.
  Мы с удивлением обнаружили, что на смену советскому человеку, который в 1960-1980-е гг. в целом был лоялен государственной пропаганде, не пришел россиянин с одним и тем же мировоззрением на всем пространстве нашей огромной страны. Зачастую местная, этническая, религиозная идентичность наших наиболее активных сограждан крепла и росла, тогда как воспитанием общероссийской идентичности занимались мало и не слишком эффективно. Поэтому сегодня жители различных регионов страны зачастую  с трудом воспринимают тех же русских и татар, которые вернулись из Средней Азии. По всем последним социологическим опросам, большинство россиян воспринимает своих новых соседей, приехавших с южных окраин России, не как соотечественников, сограждан, полноправных россиян, а прежде всего как кавказцев, мусульман, чужаков, наконец. Справедливости ради нужно сказать, что мусульмане так называемой поволжской уммы (татары, башкиры, казахи) прекрасно уживаются со своими православными соседями по всей России. При этом основная – пассивная и инертная часть населения вообще оказалась поколением мыльных опер, не приобретя ни своей местной идентичности, ни общегражданской. Сегодня это поколение в своем мировоззрении во многом находится под влиянием глобализованной масскультуры.
  В поиске неких объединяющих, скрепляющих факторов все чаще звучит предложение опираться на традиционные ценности (которые, зачастую, имеют наднациональный и надрелигиозный характер и универсальны для большинства культур) и объявить русский народ, русский язык и русскую культуру как фактор собирающий, объединяющий все остальное многообразие языков, народов и культур. Стали говорить о том, что роль и место в обществе той или иной нации, религии должны быть пропорциональны численности его представителей в современной России и места в ее истории.
  Но и такой подход вызвал массу критики, причем не только со стороны национальных меньшинств, которые не хотели бы возвращаться к советской парадигме «старшего брата», но и даже в большей степени от русских националистических кругов, которые каждый шаг федерального центра по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений трактуют как предательство русских национальных интересов.
Получается, что когда мы объявили свободу для всех и вся, наше общество разбрелось по своим узким локальным убежищам и стало фрагментироваться, но когда мы сформулировали некие общие рамки для всего многоцветия нашего российского сообщества, эти рамки оказались нам тесны. Наша страна в условиях роста миграции  и сокращения численности большинства коренных народов (кроме северокавказских) в настоящее время столкнулась с беспрецедентной для себя задачей интегрировать своих граждан в единое гражданское и правовое поле в условиях реального многообразия традиций, укладов и интересов. Беспрецедентной, потому что во времена Российской империи единой системы образования и культурного поля для всех подданных государства не существовало. В эпоху СССР, напротив, была создана общая культурная платформа, идеологическая по своей сути. Однако она была достигнута за счет жесткого и жестокого ограничения на проявление своей религиозной идентичности всех народов СССР, причем распад Советского Союза доказал ее низкую эффективность. Необходимо подчеркнуть, что при всех имеющихся проблемах, в подавляющем большинстве российских регионов за многие века выработаны правила общежития и мы наблюдаем реальную, а не декларативную дружбу народов, вполне осязаемый опыт гармоничного сосуществования представителей разных религий и этносов.
  Сегодня мы сталкиваемся с задачей формирования и воспитания общероссийской гражданской идентичности, которая должна составить основу российской гражданской нации, стать гарантом территориальной целостности России и гражданского мира и согласия в нашей стране. Не претендуя на полное раскрытие сути вопроса, хочу обозначить несколько тезисов о причинах и последствиях того, почему тема гражданского согласия все острее встает на общефедеральной повестке дня.
  Во-первых, как уже говорилось, в постперестроечные годы мы упустили много времени, толком не сумев сформулировать национальную идею, суть своей идеологии, сверхзадачу нашего государства. Сверхзадачу нам заменили проекты локального масштаба, а люди на пространствах Северной Евразии привыкли объединяться во имя общих великих целей, например, побед в войнах или великих строек. Во-вторых, не видевший в государственной идеологии каких-то конкретных моделей построения жизни всего общества народ, стал активно возвращаться к дореволюционным моделям. Сейчас много говорится о растущей исламизации национальных республик и даже о том, что мусульмане не хотят интегрироваться в общероссийскую действительность. Но четкое разделение по религиозному принципу, сохранение религиозной идентичности было неотъемлемой частью  политики Российской империи от Екатерины II до Февральской революции 1917г. Поэтому для этнических мусульман Кавказа, Волго-Уральского региона и Сибири возврат к традиционному религиозному мировоззрению стал наиболее органичным и понятным. Ведь эти народы в мусульманском мировоззрении прожили по несколько веков, а при государственном атеизме только семьдесят лет. Наблюдаемая сегодня в национальных республиках исламизация является объективным и естественным явлением, а попытки европеизации через навязывание западных этических стандартов и массовой культуры, пропаганды аморальности и вседозволенности ее, по сути, только подогревают. Вопрос в том, чтобы этот процесс оставался в рамках законодательства Российской Федерации
Десять лет назад (в 2003 году) президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, оценивая численность мусульманского населения нашей страны, озвучил цифру в 20 миллионов. Несколько недель назад глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров назвал уже другую цифру – 27-28 миллионов мусульман. Конечно, здесь идет речь и о мигрантах достаточно стабильно находящихся на территории России. В целом, интересы и потребности такого большого сообщества людей невозможно игнорировать.
  В бытовом, жизненном, прикладном измерении дискуссия о статусе нашего общества, роли и места различных культур, о традициях проявляется наиболее отчетливо, когда мы обсуждаем а) платок на головах школьниц; б) лезгинку на московских площадях и прочие проявления национального творчества; в) массовые праздничные молитвы. Список, разумеется, на этом не исчерпывается.
  Перечень аргументов против примерно один и тот же по каждому пункту: а) это не соответствует российским традициям, б) несет угрозу светскости государства, в) Россия – исторически русское государство, с «русским культурным кодом».
  Год назад впервые проблема хиджаба в школе приобрела общероссийское измерение. При этом в 2002 г. Верховный суд России разрешил фотографироваться на паспорта, которые в России выдают с 14 лет, в хиджабах. Одним из первых я тогда выступил о том, что взгляды на школьные порядки у разных людей могут быть разными, но не нужно детей делать заложниками политических дискуссий. И, тем не менее, сегодня тема платка превратилась в своего рода спортивный снаряд по накачиванию националистических мышц для государственных чиновников регионального уровня. Так губернатор Астраханской области рекомендовал тем родителям, которые не согласны с запретом на хиджаб, сменить Родину. И это при том, что по данным администрации того же губернатора, мусульмане составляют 29 % жителей области.
  Несмотря на все разговоры, платок на голове женщины – это исконная, многовековая традиция в России, причем она в одинаковой степени присуща как мусульманам, так и православным, а также и другим религиозным традициям. Разговоры об уязвлении хиджабом светского характера государства также не выдерживают критики, ведь противники хиджаба не выступают против храмов, часовен, молелен при государственных вузах, больницах, иных учреждениях.
Любые аргументы о приоритете прав одних над другими на основании численности или хронологического первенства, неизбежно разбиваются об историю и географию нашего государства, об объективные факты. Мало того, любые аргументы об ущемлении прав той или иной группы будут провоцировать контраргументы и так мы скатимся до банальной межнациональной перепалки на уровне дворовых молодежных перебранок, в духе «кто главнее и сильнее».
Мы полностью разделяем позицию Президента Российской Федерации Владимира Путина, озвученную на первом заседании Совета при Президенте по межнациональным отношениям. Глава государства сказал: «Страна наша изначально складывалась как многонациональное и многоконфессиональное государство. (…) Важно то, что на протяжении тысячелетней совместной истории мы не утратили того самого главного, что составляет основу нашего бытия, каждого из наших народов. Мы не утратили нашу национальную культуру, язык, традиции. Россия всегда славилась, гордилась таким культурным многообразием, и в этом всегда заключалась её сила. И то, что нам удалось на протяжении тысячелетия не утратить это многообразие, сохранить его, – это чрезвычайно важно» (24 августа 2012 г., Саранск).
  Я задаюсь вопросом: «Что есть русская, российская традиция?». Где ее рамки, в чем ее определение? На Манежной площади разные исполняются танцы, в том числе и еврейские на праздник Ханука и это хорошо. Так почему лезгинка оскорбляет чьи-то чувства? В то же время, концерты западных звезд у того же Храма Василия Блаженного никого не оскорбляют. Если любой гражданин применяет насилие и нарушает Уголовный или Административный кодекс, то нужно наказывать за это, а не за танцы.
  Мы ни в коем случае не выступаем против традиций, но всегда нужно иметь в виду, что традиция в России многолика. И среди представителей большинства, и среди представителей меньшинств, всегда были, есть и будут люди, стоящие на крайних, бескомпромиссных позициях. Но баланс интересов, оптимальное решение будут найдены в том случае, если лица, принимающие решения, будут позиционировать себя над дискуссией, не становясь на сторону ни одних, ни других. Ведь государство стабильно, когда оно отражает общие интересы. Но если тяга к популизму возьмет верх, нет сомнений, что риторика отчуждения и неприятия будет крепчать с обеих сторон.
  Наша сессия посвящена межрелигиозному диалогу как фактору межконфессионального и межнационального взаимопонимания и согласия. В этом году исполняется 15 лет со дня создания Межрелигиозного совета России. Напомню, что с этой инициативой выступил председатель Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин и был поддержан покойным патриархом Алексием II. И мы по сей день стоим на той позиции, что предметом заботы религиозных лидеров должно быть не только отстаивание интересов той религиозной группы, которая делегировала ему статус духовного лидера, предстоятеля, но и сближение, диалог культур и традиций.
  Нет сомнения, что если в политике деления на своих и чужих станет участвовать духовенство (неважно какой религии) градус проблем повысится на порядок. Духовенство, независимо от конфессии, должно призывать к смирению, взаимоуважению, добрососедству. Политика наведения мостов, преодоления разногласий очень востребована. Достаточно отметить, с каким воодушевлением восприняли мусульмане шаги Папы Римского Франциска в отношении мусульман. Другой пример – проповедь православного священника отца Димитрия Смирнова о мусульманах, которая в странах Средней Азии и Казахстана собрала сотни тысяч просмотров.
  Я убежден, и многие разделяют мое мнение: настоящую конкуренцию православному большинству составляют не мусульмане, а агрессивная идеология вседозволенности, распущенности, где потребление, а не душа человека становится основной ценностью. Позволю себе процитировать патриарха Кирилла, предстоятеля Русской Православной церкви: «Сегодня формируется цивилизация инстинкта. Она сформирована во многих странах. Что отличает эту цивилизацию? Идея потребления — иметь больше и тратить больше. (…)Но когда это становится чем-то похожим на жизненный идеал, на основное целеполагание человека, это является опасным для жизни народа. Потому что народ, особенно Россия — многонациональный, многорелигиозный народ, который находится на таких огромных пространствах, не может жить без идеи, без объединяющей идеи. Вот этот наш культурный код, он и есть наша национальная идея, которая воспроизводит каждое последующее поколение людей с точки зрения формирования их системы ценностей».
  Такая позиция полностью разделяется мусульманским духовенством России, Советом муфтиев России. Наше отношение к межрелигиозному диалогу, к взаимодействию с людьми других рас, религий, национальностей, культур и языков определяется аятом священного Корана: «О люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами, чтобы вы познавали друг друга. Ведь самый благородный из вас пред Богом - самый благочестивый.
Д.В Мухетдинов. 17 сентября 2013 года, Валдай, Новгородская область

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
(Анонимно)
18 сент, 2013 11:19 (UTC)
Прекрасный доклад! Спасибо Вам Дамир-хазрат. Ваше выступление как никогда актуально и затрагивает весь спектр вопросов именно Многообразия России в современном мире и роли каждого отдельного народа в успехах государства. Мы поддерживаем Вас не только в сказанном, но и всех Ваших благих трудах во имя межнационального, межрелигиозного мира и защите норм основного закона наше страны - Конституции, которая, в свою очередь, призвана защитить все народы с их традициями и религией, в т.ч. самые малочисленные.
Вы в очередной раз доказали, что вы человек государственного, надеюсь в будущем и глобального, масштаба. Мы с Вами и мы за Вас.
Земляки, Нижегородцы.
ravil_tugushev
18 сент, 2013 11:53 (UTC)
Ас салам алейкум ва рахматуллах ва баракутух!
Для тех кто делает акцент на платках и национальных танцах, по видимому других проблем не существует.
Популизм на "националистической" волне к сожалению стал у многих политиков модным явлением, что очень опасно для многонациональной и многоконфессиональной страны.
( 2 комментария — Оставить комментарий )

ПРОШЛЫЕ ЗАПИСИ

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

МЕТКИ ЗАПИСЕЙ

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner