?

Log in

С прискорбием узнал сегодня новость о кончине известного архитектора Ильяса Ибрагимовича Тажиева и выражаю слова сочувствия и соболезнования членам его семьи, а также всем, кто ценил и любил талант мастера. Да упокоит Аллах душу Ильяса ага и сделает Рай последним его пристанищем. Воистину, все мы принадлежим Всевышнему и к нему наше возвращение!
Как уроженцу Нижегородской области из всех работ Ильяса Тажиева мне особенно близок прекрасный комплекс "Рашида" в селе Медяна. В ее архитектуре, а также в строгом и утонченном архитектурном облике Мемориальной мечети "Шухада" в честь воинов-мусульман, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны и других его работах прекрасно видны и его мастерство, и глубокое знакомство с мусульманскими традициями зодчества. Для истории архитектуры наследие Тажиева ценно тем, что в условиях открывшихся религиозных свобод, в том числе и свобод для культового зодчества, он был одним из немногих, кто не пошел по пути простого копирования, но создавал оригинальные, неповторимые проекты.
И первоначальный проект нашей величественной красавицы − Московской Соборной мечети (хотя позднее и усовершенствованный) создала группа архитекторов под руководством Тажиева. Отношения Ильяса Ибрагимовича и руководства ДУМЕР и СМР не всегда складывались безоблачно, причиной тому были и люди из окружения архитектора, настраивавшие его против муфтията. Но большой вклад мастера в развитие культового зодчества российских мусульман на современном этапе признал и муфтий шейх Равиль Гайнутдин, выразив свои искренние братские соболезнования и организовав помощь в погребальном процессе.
Знаменитый хадис гласит, что тому, кто построит на земле мечеть, Аллах возведет прекрасный дом в Раю. ИншаАллах, думаю это касается как тех, кто жертвует из собственных средств на строительство мечетей, кто физически выполняет эту сложную работу, так и тех, кто жертвует на эти благие цели свой профессионализм и талант.
И еще один хадис, который, как я считаю, служил бы прекрасной эпитафией на могиле усопшего: Аллах красив и любит красоту.
Уважаемый Антон Эдуардович, мир Божий да будет с Вами!
Позвольте поздравить Вас с назначением на пост Руководителя Администрации Президента Российской Федерации.
Сложившееся за последние годы плодотворное взаимодействие Администрации Президента с Духовным управлением мусульман Российской Федерации является новым, исторически значимым достижением в развитии государственно-конфессиональных отношений и служит на благо как мусульманам России, так и всем слоям нашего общества. Вы успешно развивали эту деятельность, будучи заместителем руководителя администрации президента Сергея Борисовича Иванова.
Президент высоко оценил как работу Вашего предшественника, так и Вашу – тем самым, как мы надеемся, будут продолжены и развиты заложенные ранее традиции и методы работы.
Мусульмане особо ценят то, что на высшем уровне руководство России в наше сложное время с его новыми вызовами отстаивает суверенитет страны, национально-культурную самобытность и высшие традиционные ценности религий её народов. Надеюсь и молюсь о том, чтобы эти ценности и впредь получали поддержку совместными усилиями государства, гражданского общества и верующих в Единого Бога.
Желаю Вам творческих успехов в труде, прекрасного здоровья и щедрой помощи Божией на новом месте Вашего ответственного государственного служения.

С глубоким уважением и молитвой о Вас –
Дамир Мухетдинов, первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации, председатель Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ответственный секретарь Международного мусульманского форума.
Рамазану Гаджимурадовичу Абдулатипову в этом месяце исполнилось 70. Мне лично посчастливилось поздравить юбиляра, пожелать долголетия и вознести мольбы о даровании главе Дагестана милости Аллаха и успеха в обоих мирах.





Формат торжеств не предполагал детального анализа роли политика в российской государственной жизни и ее значения для будущего всего мусульманского сообщества страны. Эта тема отдельного серьезного разговора. Уверен, что Рамазану Гаджимурадовичу будут посвящены монографии, диссертации, его деятельность будут изучать студенты. Сейчас же хотел бы обозначить только первые контуры этого "абдулатиповедения".

В судьбе Рамазана Гаджимурадовича отразилась история современной России. Он был участником всех без исключения ключевых событий в истории нашей страны на рубеже XX-XXI веков. Для нас особенно важно то, что всегда при этом, помимо всего прочего, он оставался представителем мусульманского сообщества России.





Благодаря во многом ему, роль "исламского фактора" играла и играет такую важную роль, мусульмане сегодня пользуются всеми формальными и неформальными правами граждан России, а само наше государство устами своих самых высших руководителей декларирует мусульмано-православную идентичность и евразийские перспективы развития.

Достаточно сказать, что именно Рамазан Гаджимурадович был первым председателем Совета национальностей Верховного Совета России. Иными словами, мусульманин, кавказец занимал пост главы высшей палаты тогдашнего парламента, один из главных постов в стране (!). В истории России ни до, ни после такого не было.

Во время внутриполитического конфликта сентября-октября 1993 года он представлял Верховный Совет на переговорах между президентом и парламентом.

Кстати, за несколько лет до этого, летом 1991 года, Абдулатипов принял участие в предвыборной кампании Вадима Бакатина на должность президента России в качестве кандидата в вице-президенты. 12 июня 1991 года влиятельный силовик и молодой политик, как потом стали говорить, "кавказской национальности", собрали 2 719 757 голосов избирателей.

Интересно, что в напарники будущий глава КГБ СССР выбрал именно талантливого и перспективного представителя мусульман страны. Это говорит, с одной стороны, о значении, которое уже тогда придавали "исламскому фактору", и личных выдающихся качествах Рамазана Гаджимурадовича, с другой.

Никто не знает, как бы пошла наша история, если бы Верховный Совет в 93 году не был бы расстрелян Борисом Ельциным, а продолжилось бы мирное поступательное развитие демократических институтов в РФ. Но мне лично очевидно, что
грабительской приватизации, войны в Чечне, сдачи геополитических позиций патриот и государственник Абдулатипов, хоть в должности вице-президента, хоть главы парламента, точно не допустил бы.

Позже свою приверженность принципам законности, демократии и федерализма, приверженность идеям равенства и развития всех народов и регионов страны он доказал делом, будучи министром по делам национальностей и вице-премьером. Тогда был заложен фундамент евразийского курса в национальной политике, который берет верх сегодня.

Но есть еще одна очень важная деталь. Абдулатипов - автор множества книг и научных монографий, в том числе по исламской проблематике. Доктор философских наук. Человек энциклопедических знаний.

Он имеет опыт не только политической, административной, дипломатической, но и научной и преподавательской работы. Это очень важно и не так часто встречается сегодня. Как правило, российские бюрократы крайне односторонни. Всю жизнь работают в сфере управления, мало соприкасаясь с научной средой и публичной политикой. Рамазан Гаджимурадович, безусловно, тут на голову выше большинства сегодняшних управленцев. Именно поэтому он всегда в команде высшего государственного руководства.

Что касается вклада в развитие стратегического диалога Росиии с Исламским миром, который сегодня получил мощное развитие, то именно Абдулатипов стоял у его истоков. Во времена господства радикально прозападного курса он был в числе руководителей российско-арабской межпарламентской ассоциации.

В 2000 году ему Президент Владимир Путин в качестве своего специального представителя поручил совершить визиты в Саудовскую Аравию и ОАЭ. Это были трудные дни нашей современной истории - началась вторая война в Чечне.

Все эти годы Рамазан Гаджимурадович находился в плотном духовном и рабочем общении с главой Духовного управления мусульман РФ муфтием Равилем Гайнутдином. Их связывает глубокая 30-летняя дружба. Благодаря этому родилось множество интересных и прорывных идей и проектов, которые реализовывались, совместно, например, по линии ДУМ РФ и возглавляемой Абдулатиповым Ассамблеи народов России.

Абдулатипова по праву можно назвать патриархом среди политиков-мусульман современной России. Он последний руководитель мусульманского региона - представитель поколения людей, закладывавших фундамент современной России. В истории нашей страны редкий приверженец Ислама, кавказец поднимался так высоко и так долго оставался на ключевых постах.

Нашей горячей молодежи надо ценить людей с таким колоссальным опытом и учиться у них, питая к ним такое же почтение, которое питают к шейхам и мудрецам. Тогда будет преемственность поколений и огромная польза для всех, прежде всего для самой молодежи.

Еще раз желаю многоуважаемому Рамазану Гаджимурадовичу здоровья, успехов и сил. Молю Аллаха о его укреплении и даровании ему милости и благодати в будущих свершениях.

Баракалла Вам за Ваш труд!
Муфтий шейх Равиль Гайнутдин, как духовный лидер российских мусульман и сопредседатель Евразийского исламского совета (ЕИС), 9 августа посетил совместно с другими членами президиума ЕИС Великое национальное собрание Турции (турецкий парламент) и встретился с его председателем Исмаилом Кахраманом. Визит прошел параллельно с исторической встречей лидеров России и Турции Владимира Путина и Реджепа Эрдогана в Санкт-Петербурге, открывшем новую страницу в отношениях двух стран, и духовно подкреплял процесс восстановления связей великих держав.

В числе религиозных деятелей, нанесших в парламент визит солидарности с турецким народом, выступившим 15 июля в защиту конституционности и правопорядка, были председатель ЕИС, глава Управления по делам религии Турции доктор Мехмет Гёрмез, председатель Управления мусульман Кавказа Аллахшукюр Паша-заде, муфтий Боснии Хусейн Кавазович, председатель Исламского союза Косово Наим Тернава и другие.



Муфтий Гайнутдин в ходе встречи выразил соболезнования турецкому народу в связи с человеческими жертвами, которые повлекла за собой вероломная попытка государственного переворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года в Турции. Он вознес молитвы за души погибших героев, отдавших жизни для защиты своей страны от заговорщиков. Глава Духовного управления мусульман Российской Федерации и Совета муфтиев России отметил, что мусульмане нашей страны со слезами на глазах восприняли известие о многочисленных человеческих жертвах и молятся об их упокоении.



Вместе с тем, июльские события, по мнению муфтия Гайнутдина, − это повод поздравить турецкий народ с великой общенациональной победой, которая привела к сплочению всего турецкого общества, всех патриотических сил и гражданского общества вокруг президента Реджепа Эрдогана.

Как подчеркнул муфтий Гайнутдин, в эти дни мусульманское сообщество России с надеждой и воодушевлением наблюдает за восстановлением российско-турецкого взаимопонимания и сотрудничества. Символичным он назвал факт встречи российского и турецкого лидеров Владимира Путина и Реджепа Эрдогана в Санкт-Петербурге и достижение договоренностей по целому ряду экономических проектов.



В то же время, по словам духовного лидера российских мусульман, несмотря на политические разногласия, духовные братство обязывало российских мусульман искать пути примирить свои страны, пусть даже в молитвах. А после трагических событий 15 июля в российских мечетях был услышан призыв доктора Мехмета Гёрмеза о молитвах за погибших, были прочитаны гаиб джаназа-намазы. Молитвы-дуа за души погибших, а также за скорейшее излечение раненых и пострадавших в ходе встречи от имени всех присутствовавших религиозных деятелей также вознес муфтий Гайнутдин.



В рамках бесед, кроме всего прочего, прозвучали призывы укреплять общемусульманское единство и солидарность. Лидер российских мусульман заверил, что в нашей стране будет сделано все для пресечения деятельности подрывных сект, рядящихся в одежды образования и просвещения. Важной частью визита стал также осмотр здания парламента, серьезно пострадавшего от бомбардировок путчистов.

Вместе с тем, в минувшее воскресенье, 7 августа, мне от имени миллионов российских мусульман посчастливилось принять участие в "митинге миллионов" в Стамбуле. Это масштабное собрание людей, ознаменовало собой торжество турецкого народа, гражданской нации над заговорщиками, желавшими растоптать волю народа и угрожавшими самой сути турецкого государства. Это, как бы сказали, торжество суверенной демократии над компрадорами и национал-предателями.

Это также, безусловно, личный триумф Эрдогана. Ведь именно с его именем прямо ассоциируются все успехи Турции последних лет и победа над путчистами в том числе. Он стал подлинным общенациональным лидером, вокруг которого сегодня перед лицом внешней угрозы во имя сохранения государства сплотились все - от его преданных сторонников до оппозиционеров.



Активность ДУМ РФ и лично муфтия Гайнутдина таким образом не только сопровождает внешнеполитический курс высшего руководства страны, но и в некотором смысле предваряет его. На мусульманском направлении ДУМ РФ идет на несколько шагов впереди, создавая благодатную почву для значимых решений.

По сути муфтият стал своего рода "мусульманским крылом МИДа", а муфтий Гайнутдин лично его руководителем. Он мастерски ведет духовное, морально-нравственное сопровождение внешней политики РФ в ключевом регионе планеты. Это больше, чем народная дипломатия и поддержание гуманитарных связей. ДУМ РФ - это "духовный, мусульманский спецназ" России и Владимира Путина.

На протяжении многих месяцев мы делали все возможное для сохранения связей с Анкарой, работа не утихала даже в дни самого глубокого разлада в отношениях, последовавшего за инцидентом с российским самолетом в ноябре прошлого года. Сегодня некоторые детали этого титанического труда уже можно раскрыть.



Муфтий Гайнутдин, один из немногих, тогда выступил категорически против раскручивания маховика антитурецкой истерии. И публично, и в личном обращении к Президенту России. Это, поистине, был героический шаг, значение которого еще предстоит оценить.

Председатель ДУМ РФ Равиль Гайнутдин на свой страх и риск четко заявил, что в сложившихся условиях "российские мусульмане должны быть миротворцами", а он лично готов содействовать урегулированию российско-турецких отношений, осложнившихся после сбитого турецким F-16 российского самолета Су-24. Гайнутдин призвал стороны "успокоиться", отметив, что "точка бесповоротного отсчета не пройдена и есть возможность еще находить компромиссы путем дипломатии, путем переговоров". Глава ДУМ РФ также заметил, что Россию с Турцией связывает очень многое и что "сегодня простой народ не должен страдать - ни российский, ни турецкий".

Тогда это многим показалось гласом вопиющего в пустыне. Муфтия разного рода борзописцы (например, Роман Силантьев) поспешили обвинить в "протурецкой позиции", попутно, правда, призвав сохранять в России деятельность организаций, повинных в смерти нескольких сотен человек и впоследствии признанных террористическими.

Но прошло совсем немного времени и все стало на свои места. Позиция заявленная Гайнутдином сегодня не просто создает позитивный имидж нашей страны в исламском мире. Она показывает, что не всех у нас тогда охватила антитурецкая и антимусульманская истерика. Гайнутдин приносит России огромные вполне материальные дивиденды. Возобновление бизнес связей и, иншаЛлах, запуск "Турецкого потока" - это миллиарды долларов в бюджет. Это пенсии, социальные выплаты, развитие образование и медицины для десятков миллионов простых россиян - православных, мусульман, иудеев, буддистов и т.д.



В дни кризиса в отношениях с Анкарой я прямо указывал, что существуют третьи силы, цель которых - поссорить российский и турецкий народы. События 15 июля это наглядно показали. На данный счет говорили великие лидеры России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган в ходе встречи в Петербурге 9 августа.

Успешность миссии муфтия Гайнутдина, духовно подкрепляющая стремительно восстанавливающиеся российско-турецкие отношения, доказала, что ложь и те, кто к ней прибегает, могут одерживать верх только в условиях смут и истерик. Поэтому политикам так важно, даже в самые критические моменты, не поддаваться эмоциям и прислушиваться к духовным пастырям. Их призыв к миру и взаимопониманию, в конце концов, всегда преодолевает козни врага рода человеческого и его приспешников из числа людей.

Гайнутдина в ноябре прошлого года обвиняли в "аполитичности". Но настоящий муфтий, религиозный лидер и не должен быть политичным, чтобы колебаться как лист на ветру. Его задача - нести слово правды. И в этом его сила и задача. Наш муфтий достойно справился со своей миссией и в этот раз.



Я уверен, Родина и история по достоинству оценят его вклад в углубление братских связей Москвы и Анкары и вообще в развитие стратегического партнерства России и Исламского мира. Но самая главная его (и наша, будем надеяться) награда у Всевышнего Аллаха!

Дамир Мухетдинов



Ссылки по теме:

http://dumrf.ru/upravlenie/documents/11096
http://dumrf.ru/common/event/11106
http://dumrf.ru/common/event/11105
http://dumrf.ru/common/event/11104
http://dumrf.ru/common/opinions/11102
Сегодня в Санкт-Петербурге проходит историческая встреча двух выдающихся лидеров современности - Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. Всевышний вновь дает нашим странам шанс на выстраивание стратегического сотрудничества.

Меня в этой связи больше всего волнует проблема фундаментального подкрепления данного диалога, чтобы этот, безусловно, взаимовыгодный процесс не мог быть сорван нашими общими геополитическими, если ни сказать цивилизационными, противниками. Иначе говоря, чтобы наша дружба не могла быть разрушена внешними силами и второстепенными конъюнктурными тенденциями.
В минувшее воскресенье, 7 августа, мне посчастливилось принять участие в "митинге миллионов" в Стамбуле. Это масштабное собрание людей, ознаменовало собой торжество турецкого народа, гражданской нации над заговорщиками, желавшими растоптать волю народа и угрожавшими самой сути турецкого государства. Это, как бы сказали, торжество суверенной демократии над компрадорами и национал-предателями.
Это также, безусловно, личный триумф Эрдогана. Ведь именно с его именем прямо ассоциируются все успехи Турции последних лет и победа над путчистами в том числе. Он стал подлинным общенациональным лидером, вокруг которого сегодня перед лицом внешней угрозы во имя сохранения государства сплотились все - от его преданных сторонников до оппозиционеров.
Эта ситуация ставит вновь на повестку дня углубление сотрудничества с Россией во всех сферах - от мировой политики до бизнеса и туризма. Анкара, прямо декларирующая, что за мятежниками стояли США, готова идти на серьезное сближение.
В ДУМ РФ мы делали все возможное для сохранения связей даже в дни самого глубокого разлада в отношениях, последовавшего за инцидентом с российским самолетом в ноябре прошлого года. Муфтий Гайнутдин, один из немногих, тогда выступил категорически против раскручивания маховика антитурецкой истерии. Это, поистине, был героический шаг, значение которого еще предстоит оценить.



Вчера, предваряя саммит Путин-Эрдоган, состоялась встреча Гайнутдина с главой Управления по делам религии Турции доктором Мехмедом Гермезом. Достигнуты важные договоренности о расширении сотрудничества.
Надо прямо сегодня признать, что в возобновлении российско-турецкого стратегического диалога огромная роль, если не ключевая, принадлежит Гайнутдину. Он всегда, несмотря ни на что, четко говорил, что дружба Москвы и Анкары - это залог стабильности и мира на всем евразийском пространстве. Самим Всевышним этим двум мусульмано-православным странам, этим двум великим наследникам Византии, тюркской и славянской государственной традиции, определена дружба и добрососедство. Это наша принципиальная позиция, которая не может быть пересмотрена в угоду сиюминутным факторам.
К сожалению, далеко не все по обе стороны Черного моря разделяют такой подход. Как сейчас особенно четко стало видно, у российско-турецкой дружбы открытых врагов куда больше, чем казалось.
Достаточно сказать, что с открытой поддержкой ФЕТО, организации учинившей кровавую бойню 15 июля в Турции и признанной террористической в 57 государствах ОИС, выступили такие разные деятели, как влиятельный либеральный политолог Станислав Белковский, бывший глава Российского еврейского конгресса Евгений Сатановский и скандальный провокатор, называющий себя исламоведом, Роман Силантьев. Я уже не говорю про целые лоббистские группы экспертов и журналистов самой разной ориентации - от державников до западников, которые сегодня принялись лепить в российском общественном мнении образ "тоталитарной Турции".



К глубокому сожалению, деятельность этого антитурецкого и антироссийского спрута дает свои плоды, что было хорошо видно в конце 2015 года. И несмотря на все сближающие факторы, до сих пор проект российско-турецкой дружбы имеет под собой лишь экономические и геополитические основания.
Для его же устойчивости необходимо выстраивание целой сети, системы культурных, научных, образовательных, гуманитарных связей. Народной дипломатии, наконец. Как это есть у России и Турции с Западом, например. Пока, к великому стыду, в целом мы очень мало знаем друг о друге. Даже величайшие имена наших культур почти не известны не только массам, но и даже элите. Не говоря уже о глубинном понимании современных социальных и политических процессов. Эта сфера серьезно хромает.
А именно здесь кроется секрет успешности отношений. Возьмем Европу: несмотря на всю политическую враждебность, связи и Анкары, и Москвы с ней остаются чрезвычайно прочными.
Тут особая ответственность на мусульманах России. Прежде всего, на ДУМ РФ, которое единственное из мусульманских организаций в критический момент не повернулась к проекту стратегического диалога Москвы и Анкары спиной (Ссылка по теме: http://dumrf.ru/common/opinions/11069). По большому счету, мы единственные, кто может реально фундаментально подкрепить этот процесс. В противном случае недруги, явные и, прежде всего, скрытые, вновь могут его заболтать и саботировать, доведя до краха в интересах третьих сторон.



Поэтому очень важно всем ответственным мусульманским лидерам, активистам, пишущим в СМИ и соцсетях братьям и сестрам сегодня сплотиться вокруг муфтия Гайнутдина в поддержке прорывного саммита Путин-Эрдоган. Сквозь двусмысленные и враждебные комментарии надо донести суть происходящего до всей общественности. Это будет проявлением гражданской и морально-религиозной позиции. Тем самым мы покажем, что можем вносить серьезный вклад в дружбу и добрососедство во имя подлинных интересов своей Родины.

Дамир Мухетдинов,
первый заместитель председателя ДУМРФ, председатель ДУМ Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ответственный секретарь Международного мусульманского форума
Рискну предположить, что кровавая трагедия в Ницце 14 июля с.г. стала самым крупным терактом совершенно нового типа. И если не будут разработаны и приняты соответствующие меры, произошедшее может повторится где угодно и когда угодно. Речь о терроре психически ненормальных маньяков, которые под воздействием информационного поля начинают воображать себя бойцами ДАИШ и прочих монстров.

Как пишет пресса, несмотря на то, что ответственность за позавчерашний теракт в Ницце взяли на себя боевики ДАИШ, устроивший его 31-летний Мухаммад Бугель регулярно употребляя алкоголь, наркотики и свинину. Образ его жизни никак не согласовывался с Исламом.

Каких-то религиозных или псевдорелигиозных идей у него никто никогда не замечал. Как потенциальный экстремист он не попадал в поле зрения ни полиции, ни спецслужб. Зато привлекался органами за драки, кражи и прочий криминал.

«Он не был религиозным. Он не ходил в мечеть, не молился, не соблюдал Рамадан, - рассказал прессе его шурин Валид Хаму. - Пил алкоголь, ел свинину и употреблял наркотики. Все это запрещено Исламом. Он не был настоящим мусульманином – он был дрянью. Бил жену, мою двоюродную сестру».

А вот, что рассказал один из соседей террориста: «Булель был грубым и немного странным. Он никогда о себе не говорил, зато постоянно обсуждал свою жену. У него были проблемы в браке, о которых он рассказывал людям в местном кафе. Однажды он напугал моих детей».

Другой же его сосед добавил: «Вечером в четверг (перед терактом – авт.) он выпивал с коллегой и они повздорили. Его приятель назвал его ничего не стоящим неудачником, на что он ответил, что в один прекрасный день о нем все услышат».

Очевидно, что террорист руководствовался не религиозными, даже ложно понятыми, а совершенно безумными мотивами, замешанными на проблемах личного и семейного характера. Вдобавок ко всему его психическое состояние было замутнено алкоголем и наркотиками.

Бугель явно был озлоблен на весь окружающий мир и решил отомстить ему, а заодно и прославится, что очень характерно для тронувшихся умом маньяков. Возможно, что для оправдания себя в его больном сознании появилась безумная идея о «джихаде», ДАИШ, самопожертвовании и «войне с неверными». Опять же лицам в таком состоянии частно свойственно воображать из себя нечто глобальное. Причем отрицательные персонажи и образцы для них куда больший пример, чем положительные.

Думаю, если бы Бугель остался жив и попал бы в руки полиции, его могли признать психически неадекватным.

Нечто подобное произошло у нас в Москве в феврале с.г., но, к счастью, с куда меньшими последствиями. Тогда няня, обезглавив малышку Настю Мещерякову и устроив пожар в квартире семьи, у которой работала много лет, разгуливала у метро с пакетом, в котором была отсеченная часть тела жертвы. Особую остроту ситуации придало то, что убийца - уроженка Узбекистана Гульчехра Бобокулова - в момент задержания была в черном платке и длинном платье. Она выкрикивала безумные призывы с использованием религиозной лексики, угрожая себя взорвать.

Из информации в СМИ и видео в Интернете очевидно, что преступница находилась в невменяемом состоянии. В ее речи трудно что-либо разобрать, кроме того, что она, как и Булель, обозлилась на весь белый свет из-а личных мотивов (измена мужа) и решила выместить свою злобу на ни в чем не повинной 4-летней малышке и квартире своих работодателей.

Судебно-психиатрическая экспертиза показала, что Бобокулова психически больна и должна быть изолирована. Писали также, что она употребляла наркотики, была далека от религии, что еще больше подтверждает отсутствие у нее каких-либо идейных мотивов.

Случай из этого же ряда был в Тверской области в 2014 году. Там, слава Аллаху, обошлось без жертв. В глухой деревне 13-летний русский паренек Виталий, впоследствии признанный психически ненормальным, выбрал себе в кумиры террориста Саида Бурятского. Он не только сам себе сделал обрезание, но и готовил, ни много ни мало, подрыв местного отделения полиции. При обыске у него обнаружили двух килограммовую бомбу в тротиловом эквиваленте.

Можно тут вспомнить и теракт в минском метро в 2011 году, где погибло 15 человек. Совершившие подрыв лица не говорили ничего о религии, а просто ссылались на то, что им нравится смотреть на страдания. Кстати, один из террористов, как и маньяк в Ницце, имел проблемы с алкоголем.

Понятно, что идея «посмотреть на мучения» в виде теракта в метро в больной голове белорусских маньяков-террористов родилась не сама собой. Это побочный эффект бесконечной демонстрации актов террора и террористов в СМИ.

Здравомыслящему человеку понятно, что тронувшиеся умом маньяки не имеют никакого отношения к какой-либо религии, что бы они сами не думали.

Психиатры в данном случае уточнят, что люди, пребывающие в пограничном состоянии, периодически, особенно под воздействием каких-то событий личной жизни, наркотиков или алкоголя, могут начать ассоциировать себя с теми демоническими образами, которые попадают в их сознание из медиа-пространтства. Просмотр новостей или блокбастеров для таких становится последней каплей. Окончательно тронувшись рассудком, эти лица решаются на конкретные действия. Не удивительно в этой связи, что сейчас, вместо "классических" "наполеонов" и "гитлеров", в соответствующих заведениях и за их пределами появляются "Бин ладены", а теперь и доморощенные "бойцы ДАИШ".

Самое страшное в этом то, что отследить и выявить потенциальных террористов-психопатов и маньяков практически невозможно. Это задача колоссальной сложности для полиции и спецслужб. Тут необходимо работать не только по террористам, но и по ненормальным, склонным к насилию лицам. Соответствующих мер пока нет. Еще только предстоит разрабатывать механизмы действий и в такой крайне специфической сфере. Для криминалистом и спецов по антитеррору это новый кровавый феномен.

Пока же, по крайней мере, надо глубоко задуматься о характере глобальной медиа-повестки. Необходима гуманизация и ответственность. Телевизор, где доминирует насилие и потребительство, выдает в жизнь плачевный результат.

Ну и, конечно, должна быть повсеместно изжита практика, когда СМИ упоминают национальность и формальную религиозную принадлежность преступников и террористов и даже, более того, порой увязывают акты насилия с религий, прежде всего, к сожалению, с Исламом. Этим самым в погоне за сенсацией не только невольно провоцируется межнациональное и межрелигиозное напряжение (массовый зритель склонен к обобщениям и фобиям), но и, как теперь видим, дается жуткий пример лицам в пограничном состоянии.
События ночи 15-16 июля 2016 года в Турции войдут, наверное, в учебники истории и разного рода справочники как самый короткий переворот. За 3-4 часа путчисты успели объявить о захвате власти, ввести армию в крупнейшие города и провалиться.

Попытка переворота была столь стремительной, что многие даже не успели проснуться. Действия заговорщиков частно напоминали нелепый фарс. Временами до конца не покидало ощущение, что все это странное представление не всерьез. Особенно, когда законный президент обратился к народу через свой Айфон.

С другой стороны, о каком "несерьезном путче" может идти речь при 200 погибших, танковых обстрелах, авиаударах в центре Стамбула. Очевидно, что час-два ситуация в Турции балансировала на грани то ли военной диктатуры, то ли гражданской войны.

Заговорщики просчитались только в одном - на дворе не 1980 и даже не 1997 год, не говоря уже про 1960 и 71-й, когда военным легко удавалось свержение руководства страны. Турецкое общество и государство давно переросли хунту и военную диктатуру.

Латиноамериканский, африканский сценарий в Турции стал невозможен просто по объективным причинам развития политической и социальной системы. Массы вышли на улицы и убрали путчистов своими руками. Такого мятежники, помнившие опыт XX века, не предполагали. Тогда никто особо военным противодействовать и не пытался.

Путчисты оказались людьми из прошлого века, не понимающими свою страну и свой народ. Их действия - это своего рода фол последней надежды, заговор обреченных.

Свет на суть происходящего проливает первоначальная крайне сдержанная реакция Джонна Керри на попытку путча. Во время пресс-конференции по итогам встреч в Москве он лишь скупо обронил о том, что следит за событиями, надеется на стабильность и т.д. Лишь когда всем стало очевидно, что переворот захлебывается, президент США Барак Обама публично выступил за сохранение легитимной власти в Турции.

Эрдоган лично и турецкие спецслужбы прямо указывают на американский след в случившемся. Обвинения в адрес проповедника Фетхуллы Гюлена - это непрямое указание на "дядю Сэма" как такового. Ведь Гюлен живет в Соединенных Штатах и пользуется большой поддержкой и защитой тамошних властей.

Эта ночь прояснила и природу нестабильности последних полутора лет в Турции. Организаторы переворота и их зарубежные покровители могли быть причастны так или иначе к многочисленным терактам, которые сотрясали страну. Таким образом подрывалась легитимная власть. Ее авторитет падал. В общем, все говорит о своего рода "артподготовке" к путчу.

Как выясняется, сбитие российского истребителя в ноябре прошлого года тоже вполне могло быть инспирировано заговорщиками. О том, что летчик, атаковавший наш СУ-24, принял участие в путче, заявил мэр Анкары Мелих Гекчек.

Возможно, события поздней осени 2015 и последовавший за ними кризис в отношениях России и Турции - это сознательная провокация тех, кто готовил свержение законной власти. Посредством этого был нанесен удар по Эрдогану, много сделавшему для налаживания диалога с РФ. Причем заговорщики действовали тогда, как минимум, с одобрения, а, может, и при поддержке, заокеанских покровителей.

Интерес последних очевиден - 1) нанести удар по российско-турецкому сотрудничеству, а значит, по всей евразийской интеграции; 2) еще глубже дестабилизировать Исламский мир, выбив из числа его лидеров такие серьезные и мощные государства, как Турция. Не случайно, попытка переворота вызвала столь мощную реакцию в других мусульманских странах.

Я уверен, что победа и очищение Турецкой республики от внутренних подрывных элементов крайне благоприятно скажется на отношениях Москвы и Анкары. Мы все заинтересованы в мире, развитии и законности.

Турцию и Москву объединяет стремление к общему евразийскому будущему, приверженность традиционным авраамическим ценностям, международному праву, принципам многополярного глобального устройства. Об этом говорили президенты Владимир Путин и Реджеп Эрдоган на открытии Московской Соборной мечети в сентябре прошлого года.

Мусульмане России всегда с особым вниманием относятся ко всему, что происходит в Турции. Это братская страна - по вере, по языку, культуре и истории. Мы всегда были и остаемся мостом между нашими великими державами и даже в самые трудные моменты не отступаем от проверенных веками принципов дружбы во имя сиюминутных интересов.

Просим Аллаха о возвращении стабильности на улицы турецких городов и упокоении душ погибших в минувшую ночь! Пусть мирную жизнь улиц Анкары и Стамбула никогда больше не омрачает вид танков и военных, и все проблемы решаются законным образом в парламенте, а не под дулом автомата.
Совету муфтиев России - 20 лет. Эта структура сыграла не только решающую роль в современной истории мусульман РФ, но и в целом всего государства.

Протокол о создании СМР был подписан 1 июля 1996 года. С этой даты также начинается отчет 20-летнего служения муфтия шейха Равиля Гайнутдина в качестве его председателя.





Историческую роль Совета трудно переоценить. В далеком 96 году современная российская государственность переживала период трудного и мучительного становления. Еще только проглядывались контуры ответственной политики, которая выведет Россию на подъем в начале "нулевых". В мусульманской среде тоже шли свои сложнейшие процессы становления и самоопределения. И были самые разные перспективы, далеко не только радушные, и открытые серьезные угрозы.

Грубо говоря, все бытовавшие тогда подходы и угрозы можно свести к двум ключевым. Первый - тотальное и принципиальное отрицание российской государственности в принципе. Отсюда - национализм, сепаратизм, экстремизм и, наконец, терроризм. Все это обернулось колоссальными страданиями для мусульман Северного Кавказа и всей нашей страны. Горький урок 90-х с его кровавыми утопиями мы все уже никогда не забудем.





Второй подход - псевдолоялизм отдельных групп официального мусульманского духовенства. Не желая понимать глубину трансформаций переживаемых нашим отечеством, они попытались сохранить советский порядок отношений мусульманской общины с государством, обществом и, самое главное, с собственной паствой. Это не требовало от них особых усилий в сфере просвещения масс, работы с радикализирующейся молодежью, с властями - в плане формирования взаимовыгодной и эффективной модели государственно-исламских отношений, отвечающей реалиями нашего времени.

Выбранная ими модель "советского Ислама" вскоре доказала свою несостоятельность в новой России. То, что умерло, нельзя было воскресить. Авторитета в массах и влияния на процессы самоопределения мусульманской уммы нашей страны она уже не имела. Даже в ритуально-бытовой сфере муллы советского образца и мировоззрения к "нулевым" были постепенно вытеснены более образованными и современными молодыми кадрами.

Но "советский Ислам", несмотря на свою внешнюю безобидность и даже комичность, с государственной и политической точки зрения крайне опасен. Это угроза сопоставимая с экстремизмом. Ведь игнорирование и попытки загнать вызовы внутрь, а не отвечать на них, ведет к разрастанию проблемы в геометрической прогрессии. Что мы и наблюдали в российской умме на рубеже 90-х и "нулевых".

В этой связи понятно, почему модель "советского Ислама" потеряла какой-либо интерес и для политической элиты. На этот "вчерашний день" еще порой пытаются делать ставку безответственные и недальновидные чиновники мелкой и средней руки в отдельных регионах и ведомствах, а также открытые исламофобы. Но даже они понимают, что имеют дело с некоей странной переходной формой. Т. е. с их стороны это тактический шаг, а не стратегическое решение. "Исламской дилеммы" (комплекса проблем, связанных с Исламом и мусульманской общиной) в России "советские" муллы не дадут по определению.

В такой обстановке Совет муфтиев России стал центром реализации единственно верного, самого трудного и не сулящего быстрые дивиденды проекта. Он взвалил на свои плечи неблагодарную задачу интеграции Ислама и многомиллионной общины его последователей в ткань современной российской государственности. Речь идет ни больше, ни меньше о формировании гражданской идентичности мусульман РФ, чтобы люди чувствовали себя полноценными мусульманами и полноправными гражданами своей родины, не видя в этом никакой проблемы, а наоборот гордясь статусом российских мусульман.

СМР на практике показал, что это возможно. В его деятельности реализовался путинский тезис, что "Россия - и мусульманская страна". На данной основе наша умма стала успешно развиваться в "нулевые", четко осознавая себя неотъемлемой частью Российской Федерации и всячески стремясь к общему процветанию, добрососедству и взаимопомощи со всеми согражданами.

Естественно, в результате такой выдающейся и сложнейшей работы, когда постоянно надо было идти по лезвию бритвы, между Сциллой и Харибдой, учась на чужих и собственных ошибках, набивая шишки и натирая мозоли, часто приходилось сталкиваться с критикой с самых разных сторон. И в первую очередь, со стороны адептов экстремизма и псевдолоялизма. Что интересно, в отрицании необходимости работы по созиданию российской уммы как активной и ответственной части отечественного гражданского общества они оказались в одной окопе. По разным причинам и основаниям, но факт ситуативного сближения налицо.

Уже позже креативные инновационные подходы и эффективные модели в сфере государственно-исламских отношений и партнерства России с Исламским миром, впервые сформулированные в Совете муфтиев и лично муфтием Равилем Гайнутдином, стали частью официальной линии. Это относится почти ко всему, что было реализовано и реализуется в данной сфере - от вступления Москвы в качестве наблюдателя в Организацию исламского сотрудничества до концепта "социализации" мусульманской общины, о которой говорит Владимир Владимирович Путин.

Таким образом, СМР стал одним из краеугольных камней в здании современной России - Российской Федерации. Наряду с Русской православной церковью и другими институтами наших традиционных конфессий, он заложил основы для рывка в будущее. СМР, без лишнего пафоса, и персонально муфтий Гайнутдин внесли неоценимый вклад в сохранение единства государства, в обеспечение его безопасности и развития.

Однозначно, без их активной разумной патриотической и созидательной деятельности верх в мусульманской общине по всей стране, не только временами на Северном Кавказе, взяли бы экстремисты и сепаратисты. А бездействие, даже принципиальный отказ, нежелание и неспособность "советских" имамов им что-то реальное противопоставить только бы усилило смуту и центробежные тенденции.

Создание СМР в 96 также явилось настоящим спасением для традиционной многовековой системы управления религиозной жизнью мусульман нашей страны. Именно Совет муфтиев стал правопреемником и продолжателем традиций не только созданного Екатериной II Оренбургского магометанского духовного собрания (первого духовного управления мусульман), но и всех остальных институтов мусульманской самоорганизации, бытовавших на территории России.

Дело в том, что мусульманские структуры советского образца, как и сами "советские" муллы, не смогли вписаться в резкие исторические повороты 90-х. К 96 году всем стала очевидна тупиковость ситуации. Требовалась структура, которая вберет в себя лучшие традиции прошлого - опора на знание, на коранические принципы просвещенности и совещательности - и, продолжая общую историю, опираясь на опыт предков, поведет мусульман вперед, ответит на новые серьезнейшие вызовы.

СМР по праву надо назвать наследником всей богатейшей истории мусульман России. Он воплотил ее в современности, а муфтий Гайнутдин стал ее лицом сегодня.

СМР удалось нащупать механизм и осуществить связь поколений мусульман России - дореволюционной, советской и современной. В 90-е, не будем забывать, господствовало мнение о невозможности этого или вообще о вредности попыток искать опору в собственной истории и традиции. Данная точка зрения являлась чуть ли не официальной.

В этой всей связи понятно и естественно, почему именно Гайнутдин, глава СМР, инициировал создание и возглавил Духовное управление мусульман РФ. Это стало логичным продолжением того, что было сделано в 96. Опираясь на 20-летний опыт и на все наше великое прошлое, под руководством своего муфтия наша община, российское мусульманство как явление мирового духовного наследия, уверенно идут дальше в XXI век.

И последнее. 20 лет СМР - это личный жизненный успех муфтия Равиля-хазрата. Это монумент его колоссальному труду на благо Ислама и Родины. Его персональная роль в мусульманской истории неоценима.

Он лично снова и снова всем доказал, что самое ценное в этой и будущей жизни - это принципиальное следование словам правды, четкая реализация общесогласованной стратегии созидания и, самое главное, служение Богу, ближнему и своему Отечеству.

Дамир Мухетдинов,
первый заместитель председателя ДУМРФ, председатель ДУМ Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ответственный секретарь Международного мусульманского форума
Выражаю свои искренние и глубокие соболезнования родным и близким жертв чудовищного теракта 28 июня в Стамбуле. Мусульмане России скорбят сегодня вместе со всем народом Турции, миллионами людей по всему миру, сопереживающими в связи с этой человеческой трагедией. Нападение террористов на крупнейший международный транспортный узел, вне сомнений, нужно расценивать не только как агрессию против отдельно взятого государства, но как нападение на все человечество в целом. Совершившие это злодеяние заслуживают сурового наказания и, несомненно, понесут его перед Всевышним. Да простит Всемилостивейший Аллах невинно убиенных, упокоит их души с миром и дарует облегчение боли семьям и близким жертв теракта. Тем, кто получил увечья и ранения, да дарует Всемогущий исцеления. Аминь.
Ситуация в Актобе остается крайне тревожной. На днях там произошли кровавые события. Террористы ликвидированы. Но вопросов относительно причин и последствий произошедшего меньше не стало.


Мы внимательно следим за происходящим в братской стране и выражаем надежду, что никому не удасться раскачать лодку и взорвать стабильность в Казахстане. Мы также обеспокоены попыткой использования "исламского фактора" в реализации «майдановского» сценария в соседней стране.


Серия нападений, как пишет пресса, на различные объекты произошла в казахстанском городе Актобе (бывший Актюбинск) 5 июня. Неизвестные атаковали два оружейных магазина «Паллада» и «Пантера», а также напали на артиллерийскую воинскую часть. Сразу же после этого поступила информация как минимум о двух погибших казахстанских военных и нескольких убитых нападавших, а также о количестве раненых с обеих сторон.


Впоследствии стало известно, что жертвами террористов стали семь человек, в том числе трое военнослужащих. Около 40 человек, в основном военнослужащие, получили ранения.



Правоохранителями были уничтожены 13 террористов, еще девять злоумышленников удалось задержать. Несколькими днями позже на квартире были ликвидированы также пять боевиков, отказавшихся сдаваться.



МВД Казахстана квалифицировало нападения в Актобе как террористический акт. По данным властей, террористы являются «радикальными приверженцами нетрадиционных религиозных течений».


Самая известная в Казахстане террористическая организация — это «Джунд аль-Халифат», или «Солдаты Халифата». Они были связаны с наиболее громкими казахстанскими атаками в 2011 и 2012 годах. На данный момент ответственность за теракты в Актобе не взяла на себя ни одна террористическая организация.


Очевидно, что Казахстан стоит на очереди многих западных стратегов на дестабилизацию. Тем самым планируется убить сразу 4 «зайцев»: Средняя Азия, Китай, Ближний Восток и Россия. В случае «украинизации» Казахстана у всех перечисленных резко осложниться положение.



Причем, в первую очередь, это угроза для России. Москве придется снова принимать экстраординарные меры, по сравнению с которыми даже политика 2014-2015 голов в отношении Запада и Украины может оказаться обыденной.


Я уже не говорю про сам Казахстан, которому, видимо, какие-то стратеги отвели участь Сирии. Они пытаются воспользоваться сложной экономической ситуацией, вызванной падением цен на нефть, и активизацией внутриэлитных противоречий, провоцируемых старением выдающегося казахстанского лидера Нурсултана Назарбаева, сумевшего в постсоветские годы провести республику между всеми крайностями и угрозами к успеху и стабильности. Именно он, как я уже ни раз писал, стал подлинным отцом казахстанской независимости и современной государственности, встав в один ряд с Джорджем Вашингтоном, Шарлем де Голем и Ли Куан Ю.


Сегодня против Назарбаева в ход пущен "исламский фактор". Демагоги и экстремисты, возможно, даже не подозревающие, что ведомы иностранными силами, толкают молодых людей на преступления во имя утопий.


Но я, уверен, что этот план не сработает. В первую очередь, потому, что именно Нурсултан Абишевич лично очень много сделал для возрождения Ислама и национальной культуры. И это глубоко закреплено в массовом сознании мусульманской уммы республики. Он сумел стать не только отцом казахстанской многоэтнической и многоконфессиональной политической нации, но лидером и бесспорным авторитетом для религиозной исламской части общества.

ПРОШЛЫЕ ЗАПИСИ

Август 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

МЕТКИ ЗАПИСЕЙ

ПОДПИСКИ НА НОВОСТИ

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner